Я такой, как обо мне заботятся. 4 главные задачи новорожденного. Уход за новорожденным

Полезные советы, Разное

Каждый младенец уникален — и в то же время он ведет себя, как миллионы других. Новорожденные одинаково кричат при рождении, ищут грудь, как только оказываются на животе у мамы после родов, предпочитают быть на руках у взрослого, часто и много сосут, любят укачивания — и так сотни и тысячи лет. Почему они так себя ведут? Почему природа задумала такие привычки и потребности новорожденных? Как приблизиться к задуманному природой? И надо ли? Попробуем разобраться во врожденных программах и задачах младенца, а заодно и в наших собственных и решить: а нужно ли нам это природное и заложенное эволюцией?

Задача первая: найди взрослого или погибнешь!

Человеческий детеныш рождается неприспособленным к жизни, у него, в отличие от его более примитивных собратьев по планете, будет долгий период полной беспомощности и зависимости. Рождение таких новорожденных — своеобразный компромисс между размером мозга человека, шириной таза его матери и прямохождением. Природе пришлось совмещать несовместимое, и поэтому мы получили человеческую версию, изобретенную для сумчатых. Так, детеныш кенгуру рождается очень маленьким и нежизнеспособным и дозревает в сумке.

Подсознательная программа человеческого новорожденного говорит, что для выживания он должен быть «помещен в сумку» взрослого, который даст и тепло, и питание. Это инстинкт самосохранения, самый древний и сильный импульс, который помог выжить миллионам предков нашего малыша, поможет и ему, если он будет стараться. И поэтому он делает все, чтобы о нем не забыли. Настойчиво добивается внимания взрослого, постоянно проверяет, не оставили ли, рядом ли мама.

Не получить подтверждения этого — один из самых больших страхов новорожденного, который означает только одно — жизнь может прерваться. Способ добиться постоянного внимания к себе и проверить, все ли на месте, прост — это плач, крик, ор.

Плач — мощнейшее оружие младенца. От него невозможно абстрагироваться, на него нельзя не отреагировать, он раздражает, пугает, его хочется немедленно прекратить. Это работает, даже если плачет чужой ребенок, и лучше это действует на женщин.

Знакомо? Очень! В большинстве семей плач — один из постоянных спутников младенца первые 3-4 месяца. Но неужели только невыносимый звук заставляет взрослого человека ухаживать за потомством, да еще так долго, с такой отдачей и самоотверженностью, иногда полностью отказываясь от своих нужд?

Задача вторая: привяжи к себе этого взрослого, и покрепче!

Нет, в арсенале есть еще кое-что — родительский инстинкт. Вторая часть условия выживания — чтобы кто-то захотел заботиться. Проще и лучше, чтобы это был тот, в чьем теле зародилась эта жизнь, — мама. Но сойдет любой. Иногда выбирать не приходится — ребенка взращивает папа, бабушка, тетя, родная или чужая. Главное условие: один ребенок — один взрослый. Свой личный взрослый.

Как же так получается, что свободный, состоявшийся человек, имеющий интересную жизнь, друзей, работу, вдруг задумывается о том, чтобы все это отодвинуть на второй план и сменить на многолетнее удовлетворение нужд непонятного существа с неизвестной долгосрочной перспективой?

Для этого природа предусмотрела еще одно условие выживания вида — инстинкт продолжения рода, который запускается, поддерживается и регулируется гормональной системой. Младенец еще состоит из пары клеток, но уже воздействует на тело матери с помощью гормонов, изменяет физиологические процессы, психологические доминанты. Так ловко и так глубоко, что к концу беременности она думает только о нем, мечтает увидеть, заботиться и отдавать всю себя.

Этот инстинкт в полной мощи развертывается под действием гормона любви, окситоцина, сразу после родов, когда уставшая от марафонского труда мама смотрит на новорожденного. Он тоже смотрит на нее и запечатлевает навсегда как того человека, которого надо привязать к себе покрепче. Под воздействием этого взгляда, инстинктивных движений младенца в сторону груди, первого прикладывания, запаха малыша мама моментально забывает сложности родов, плавает в окситоциновом океане любви и готова на все ради счастья этого беспомощного существа.

Папа тоже попадет под эту власть, если будет в этот момент рядом. Так будьте как хитрый младенец — позвольте и папе привязаться и захотеть заботиться. Пригласите мужа на роды, рожайте вместе или хотя бы приглашайте в зал, как только малыш родится. Он поддастся этому ни с чем не сравнимому чувству любви.

Все, что происходит в первые 2-3 часа после родов, критически важно для младенца и того, как его будут любить впоследствии. Контакт кожа к коже, естественное прикладывание, сокращение матки в ответ на сосание, пристальный взгляд, эндорфины и окситоцин — все это создает прочнейшую связь между ребенком и родителями.

Это часть программы выживания — ведь в естественных условиях никто не считает, что важнее будет взвесить, помыть, завернуть ребенка. Природой предусмотрено вовсе не это, а теплый и мокрый малыш сначала на животе, а потом на груди у мамы.

(Суррогатным мамам чаще всего не дают приложить малыша к груди после родов и не позволяют находиться рядом долго, чтобы не возникала связь. Малыша сразу забирают биологические родители и уносят.)

Итак, пуповина обрезана, но мама надежно привязана. В дальнейшем связь будет только укрепляться: удовольствием от прикладывания к груди, прикосновений к мягчайшей коже, особенным запахом, умилением при виде спящих глазок. Да и вид у новорожденного крайне привлекательный: маленький носик, большие глаза, большая голова, короткие ручки и ножки.

Первое, что он научится делать совсем скоро, необязательное, на первый взгляд, но крайне важное, чтобы мама продолжала заботиться с прежним рвением — научится улыбаться. Эта улыбка запустит каскад гормонов удовольствия в кровь матери и привяжет еще сильнее. Только это и надо младенцу: теперь шансы выжить довольно высоки.