Учим детей самостоятельности

Мать и ребенок, Психология, Семья

Ирине три года. Утром встанет, всунет ножки в тапочки и топает в ванную. За ее умыванием мама лишь слегка приглядывает. А так она все умеет сама. После завтрака она сразу же поднимается — и радостно собирается в детский сад.

Она никого не боится, охотно разговаривает, а когда приходят гости, умеет мило и как само собой разумеющееся преподнести им все стихи и песенки, какие знает. Иринка — мамина гордость. С пятилетним Юрой все не так. Ни умыться, ни одеться без помощи взрослых он не может. Плеснет в лицо водой и начнет играть с мылом, его не дождешься, пока он сам что-нибудь сделает. Завтрак в него нужно “вталкивать”, и все сопровождается криком, поторапливанием, а бывает и шлепком. Как он пойдет в школу? Научится ли он когда-нибудь вообще самостоятельности? Сам он ничего не хочет, только бы держался за мамину юбку. Когда приходят гости, из него слова не вытянешь. Два раза его пробовали отдать в детский сад, но он там часами плакал и лишь ждал с тревогой, когда после обеда придет мама и его “освободит”.

Почему же с Иринкой все получается хорошо, а с Юрой одни тревоги? Чем мы могли бы ему помочь? Подойти к делу придется не прямо, а в обход. Ведь нельзя во всем винить семью, вырастившую “несамостоятельного” ребенка, и осудить родителей как плохих воспитателей. Между детьми видны различия уже во внутренних предпосылках, с которыми они приходят в жизнь: в темпераменте, в способности противостоять неприятностям, преодолевать препятствия, в том, как они переносят страх и тревогу, и т. д. Поэтому нужно помнить правило: если мы хотим разных детей привести к одной и той же цели, то должны к каждому найти свой подход. Не существует одного безошибочного рецепта, как воспитать самостоятельность. Мы должны хорошо знать ребенка и исходить из его возможностей.

Приблизительно месяцев в восемь малыши начинают бояться чужих людей. Они умеют отличить знакомое от незнакомого, а все, что не известно, по-своему опасно и возбуждает страх. С шести—восьми месяцев ребенок начинает формировать так называемую специфическую эмоциональную привязанность к особе воспитателя. Внешне она проявляется как отношение зависимости. Только развиваясь дальше, мальчик или девочка постепенно освобождаются от этой зависимости и обретают самостоятельность. Если нет человека, к кому ребенок был бы глубоко эмоционально привязан, он может прожить жизнь и не будучи к кому-то “привязанным”, но истинной самостоятельности у него не будет никогда. Истинная самостоятельность предполагает определенный уровень развития, эмоциональную и поведенческую зрелость, уравновешенность и ответственность.

Дети, у которых все “чужое” вызывает сильную тревогу и неуверенность, естественно, хотят получить от своих воспитателей больше поддержки и уверенности. Для них дорога к самостоятельности длиннее и труднее. Конечно, это вовсе не значит, что таких детей надо только баловать и держать под каким-то семейным колпаком. Напротив, нам придется понемногу приучать их к неприятностям, тренировать, но и тщательно оберегать. Хорошо, если к “опасной” ситуации мы заранее их подготовим, дадим понять, что мы понимаем их тревогу, что мы им симпатизируем и всегда готовы предложить соответствующую поддержку. Нельзя учить ребенка самостоятельности довольно распространенным способом: бросим, мол, его в воду и пусть сам выплывает. Еще хуже, если мы позволяем себе предавать и обманывать его. Например, сказать, что иду в магазин, и оставить на всю ночь у соседки; сказать, вот сейчас доктор тебя посмотрит и мы пойдем домой, и оставить в больнице и т. д. Такие поступки родителей—трудное препятствие на пути к самостоятельности ребенка.

На втором и третьем году жизни человек осознает, что уверенность, которую он черпает в матери или в ком-то другом из близких, с ним постоянно, даже и тогда, когда он не держит маму за руку. Трехлетнему человеку уже достаточно и того, что мама просто есть и что она придет, когда будет нужно или когда сможет. На нее можно положиться! В эту же пору заявляет о себе и такая знакомая тенденция, как “я сам”. Ребенок—существо активное, он хочет сам что-то сделать, создавать, помогать взрослым. И очень плохо, если воспитатели такой возрастной тенденцией не воспользуются. Позже она уже никогда с такой интенсивностью не повторится. Часто стремление ребенка к самостоятельности мы сами сдерживаем. Излишняя осторожность, опасения, что он что-нибудь разобьет или испортит, нехватка терпения, отсутствие времени — обычные причины, мешающие нашему малышу проявить себя. Часто можно услышать: “ты еще слишком мал”, “не лезь”, “не трогай”, “пусти, я сделаю сама!” Действительно, быстрей самой завязать шнурки, чем ждать, пока он справится. Легче вытереть ему нос, чем научить сморкаться. Но с точки зрения воспитания это бессмысленно и не экономично. Запомним и еще одно правило: делать за ребенка то, что он может сделать сам, означает отучать его от самостоятельности и смелости! А это был бы серьезный ущерб для всей его дальнейшей жизни.

А что делать с детьми, которые не проявляют желания к самостоятельной деятельности? Ясно, тут нам придется устойчивее приучать их и строже следовать правилам воспитания. Одно из них гласит: в любом деле должно быть радостное настроение. Утро, когда все спешат, не лучшее время для приучения к самостоятельности. Но после обеда мы уже можем спокойно и весело играть с ребенком в “интересное из жизни”, например, учиться завязывать шнурки, застегивать пуговицы или мыть посуду. Однако нельзя допускать, чтобы закреплялись плохие привычки. Если, к примеру, малыш одевается слишком долго, лучше спокойно подойти к нему и прибавить темп: вот рубашка, вот штанишки, один носок, второй… и дело пойдет как по маслу. Ребенок сам приходит к пониманию, что, если он быстрей оденется, у него останется больше времени для игры. Когда же мы кричим, ругаем, вымучиваем у малыша обещания, угрожаем, применяем еще бог знает какие принудительные средства, толку мало, все подобные “методы” по сравнению с сотрудничеством совершенно не действенны.

Есть и еще одно правило: мы никогда не высмеиваем и не унижаем растущего человека, если он выказал несамостоятельность в незнакомых обстоятельствах перед чужими людьми! Такие слова, как тюфяк, плакса, шляпа, трус, только повышают напряженность, ребенок думает, что никто его не любит, и к самостоятельности они его не побуждают. Напротив, лучше, чтобы взрослые поддерживали каждую попытку, каждый признак самостоятельности там, где ребенок не сворачивает с правильного пути. И понемногу прибавляем нагрузку. Например, вместе вынесем мусорное ведро. Потом ребенок вынесет его сам, а мы проводим его до середины дороги. Затем уже будет достаточно, если мать постоит у открытых дверей, пока он идет до мусорного бачка, а потом мама уже ждет его за закрытыми дверями. Мы будто играем в “побитие рекордов”, то есть преодолеваем неуверенность. Подобный же принцип можно применить и в других обстоятельствах. Конечно, некоторым детям требуется много времени, чтобы достичь самостоятельности, но не позволим себе угнетать их упреками. И они научатся. А нам нужно вооружиться терпением, соблюдать тактику, которую мы только что выработали, и видеть впереди цель.

Из книги З. Матейяека

Источник: «Наш Аист»