Как сдают ОГЭ и поступают в колледжи дети из детских домов. Поступление в педагогический колледж

Полезные советы, Разное

С рождения и до 15 лет Гоша прожил в детском доме. Научился курить, пить, воровать, рано начал половую жизнь, но прошел почти мимо школьной программы. При этом развил потрясающую эмпатию, а как он пишет — зачитаешься. «Меня зовут Гоша. История сироты» — книжка, которая вышла благодаря приемной маме Георгия Гынжу и руководителю фонда «Арифметика добра» Диане Машковой и уже обсуждается всеми, не только людьми, имеющими отношение к детским домам. Публикуем отрывок из книги.

И вот пришло время экзаменов. ОГЭ сдавать я шел, кстати, спокойно. Вообще не переживал. Накануне первого экзамена решил, что надо нагуляться хорошенько, столько побыть на улице, чтобы прийти домой и сразу уснуть. Чтобы даже намека на волнение не было и дурные мысли не лезли.

Как я пронес телефон на ОГЭ по математике

Первым экзаменом у нас была матеша. Перед экзаменом к нам подходит математичка и говорит: «Так, ребята, если вы люди удачливые и сможете пронести с собой телефон, то пишите мне. У тебя есть мой телефон? Записывай! У тебя есть? Записывай! Все, у кого нет моего телефона, записывайте». Я, такой, быстренько записал — и начал думать, как телефон с собой на экзамен протащить.

А уже времени нет, пора идти. И вот мы на рамках. Пока эти дебилы, мои одноклассники, начали прямо в раздевалке куда-то там телефоны запихивать, их на месте поймали охранники: «Эй, ты, давай доставай!», «Быстро вытащил телефон и положил в коробку!», «Ты тоже!», «Ты тоже!». Я стою: «Господи, хоть бы не спалили, хоть бы не спалили». А у самого телефон пока в кармане, прятать некуда.

Тогда я пошел в другую раздевалку, к другим школам, быстро, как фокусник — р-р-раз! — засунул телефон в ботинок — и пошел. Типа хромой. Гребаные эти рамки! Иду и думаю: «Спалят нахер, спалят!». Сердце колотится. Подхожу к рамкам, выкладываю все из карманов, снимаю ремень и прохожу, обливаясь холодным потом. Ощущение такое, будто я что-то украл из магазина.

Вдохнул, чтобы успокоиться, выдохнул. Прошел. Не зазвенело! Потом, как дебил, хромая, стал забираться вверх по лестнице.

— Чё с ногой? — крикнул охранник мне вслед.

— Да так, — я скривился «от боли», — о корягу вчера распорол…

— Ладно, иди!

Я дальше пошкандыбал кое-как — пык, пык, пык. Наступать-то на телефон нельзя, раздавлю нахер. На этих ОГЭ вечно куча народу давили свои телефоны, прямо уже злая традиция.

Добрел, значит, до кабинета и тут понимаю, как круто мне повезло — нам дали кабинет физики. А там у парт впереди ограждение, камеры полстола не видят. Конечно, в кабинете были смотрители. Две тетки. Пока одна из них читала нам правила, а вторая раздавала бланки, я про себя улыбнулся: «Ну, вы тупы-ые!». Одна тычется носом в то, что читает. Другая смотрит только на то, что раздает. И я в это время спокойно вытащил телефон из ботинка. Положил его на колени, накрыл кофтой и сижу такой блатной.

А через парту сидит пацан и прямо в открытую достает телефон. Тогда я и понял, что, оказывается, у нас нормальные проверяющие. Они как бы дали понять: «Если умеете списывать, списывайте нормально, чтобы не было видно. Если я вас спалю, то всё! Уходите сразу».

И вот они увидели у этого придурка телефон и говорят ему тихонько: «Убери, спрячь». А он вместо того, чтобы незаметно убрать, начал, как дурак, с ними спорить. Тогда ему говорят: «Вытаскивай». А он: «У меня нэту, у меня нэту!». Его обыскали и, конечно, нашли телефон. Стали выгонять, а он давай орать на весь класс. Господи, как он визжал! Я сижу и думаю: «Вот он деби-и-ил…».

Всё, выгнали его. Дальше мы сидим и работаем. Я сначала решил все, что точно знал. Спасибо репетиторам! Если бы мне в январе, например, а не в мае дали эти задачки и примеры, я бы вообще даже не понял, о чем там речь. Тогда еще математика была для меня крючочками непонятными — что алгебра, что геометрия. Какие нахер дроби? Вы шутите? Кстати, на экзамене они мне и попались, родимые, в первом же задании. Хотя я умолял судьбу, чтобы без них. Но все-таки решил.

В общем, на ОГЭ сам я смог сделать девять заданий. Если все правильно, то в принципе уже проходной балл. Даже с запасом. Но я же не знал, есть там у меня ошибки или нет. Поэтому решил подстраховаться. И взялся за то, что сам не смог понять. Оторвал бумажку от черновика, переписал на нее примеры и задачи, которые не мог решить — штук десять, кажется, — и положил бумажку в карман. А потом поднял руку и стал отпрашиваться:

— Можно, пожалуйста, в туалет?

Меня отпустили спокойно, и я в туалете, из кабинки, написал сообщение математичке. А она тут же прислала мне все решения. Я вернулся, такой, в класс и все потихоньку из телефона списал. Старался при этом сидеть тише воды, ниже травы и не отсвечивать.

Все, уф! Закончился экзамен, мы сдаем листы. Тут вдруг проверяющая, такая, ко мне:

— А почему у тебя половины листа нет в черновике?

— Ой, простите, распереживался, — я сделал вид, что мне стыдно. — Потихонечку съел.

— Что?! — она вытаращила на меня глаза.

Но тут меня спасла вторая тетка:

— Ой, такое может быть. У нас в прошлом году было — мальчик от волнения черновик ел.

А сам думаю: «Надо же, какие-то чудаки до меня жевали эти листки. Спасибо!». В общем, по математике я получил четверку. Это, конечно, училке нашей спасибо. Хотя сам я на тройку, думаю, точно написал.

Как поступить в колледж ребенку из детского дома

Дальше был русский. Вера Николаевна очень за меня переживала. Тоже дала тогда мне свой номер телефона, но не для того, чтобы я что-то там ей с экзамена писал, а просто чтобы был. Как она сказала: «На удачу».

По русскому языку я полностью все задания делал сам. Кое-как на тройку набрал баллы. Для меня это был тяжелый экзамен. За полгода столько информации мне в голову пришлось закачать, что я некоторые понятия путал — сложносочиненные, сложноподчиненные, еще там всякое-разное. В общем, то, где много запятых, для меня было почти кошмаром.