Если домашние задания стали домашним кошмаром. Как делать уроки с ребенком

Полезные советы, Разное

Прекрасно помню, как провожала сына в первый класс. В костюме и при галстуке он выглядел непривычно серьезным. В руке — огромный букет оранжевых гербер, за которым то и дело пряталось его лицо. Чувствовала, как он волновался. Но я все же больше. Еле сдерживалась, чтобы не расплакаться посреди торжественной линейки.

Спустя пару месяцев я помогаю ему с домашним заданием. Снова сдерживаюсь изо всех сил, чтобы не разрыдаться. Только в этот раз от бессилия. А еще не взорваться и не наговорить лишнего, о чем буду жалеть. Мы бьемся над прописью целый час. Потом меня ждет получасовая забастовка по поводу чтения. И так почти каждый день.

Уроки с сыном превратились в домашний кошмар, а я — в злобную фурию. Это происходило молниеносно, я не успевала осознать точку невозврата, после которой уже не могла остановить поток нотаций. Просто колдовство. Как говорится, и в Хогвартс не ходи. Понятно, что в такой атмосфере наши отношения становились все формальнее и отчужденнее. В пространстве квартиры витал дух холодной войны с примесью борьбы за независимость.

Я дико переживала. Советовалась с мамой, подругами. Перечитала книги Л. Петрановской, Ю. Гиппенрейтер и массу статей. Сходила к психологу. Я все понимала про безусловную любовь, принятие и полностью поддерживала эти идеи. Но сохранить спокойствие удавалось максимум на неделю. Я захлебывалась чувством вины и ощущением, что я — не просто плохая, а ужасная мать.

И все же понемногу, маленькими шажками ситуация выровнялась. Вернулись доверие и теплота. Мы снова стали разговаривать с сыном «по душам», а не только спорить и доказывать свою правоту. Делюсь своими открытиями.

Золотые медали засуньте в тумбочку

Я была отличницей и в школе, и в институте. Родители не проверяли мои уроки, не знали школьное расписание и что мы проходим. Только однажды мама помогла с задачами на движение. Один раз объяснила, я сразу поняла, и на этом все. В младших классах я училась играючи, нисколько не напрягаясь. Мои родители, к слову сказать, тоже учились прекрасно.

Ну и что?! Это ничего не значит. Я была такой, а мой ребенок — другой. Это данность, по крайней мере, на сегодняшний день. Невозможно улучшить успеваемость назиданиями «А вот я в твоем возрасте…». Хорошо, если он просто пропустит это мимо ушей, а если окончательно разуверится в себе?

Не нужно сравнивать себя и ребенка даже в своей голове. Да, он не услышит мыслей мамы, но они проявят себя недовольством и раздражением. Лучше засунуть свои красные дипломы, золотые и просто медали в тумбочку и забыть о них.

Отмечайте даже крошечные успехи

Этому меня научил мой сын. Он принес четверку по математике и после моего «Молодец» сказал: «Вот если бы я получил три, ты бы пятнадцать минут отчитывала меня. А за четверку — молодец и все». Я не смогла ему возразить.

Почему-то нам кажется, что учиться хорошо — это естественно, а пятерки по таким предметам, как музыка и физкультура вообще не стоят похвалы. Но дело даже не в оценках. Ребенок в младших классах не думает об институте, карьере. Он учится для родителей. Поэтому искренняя радость мамы, что сегодня он допустил не десять ошибок, а пять, может воодушевить его на дальнейшие ученические подвиги.

Жизнь — это не только школа

Как только ребенок идет в первый класс, его учеба становится важной составляющей жизни семьи. Все родители, в большей или меньшей степени, интересуются успеваемостью детей, их отношениями с учителями.

Тем не менее, хотя ребенок стал учеником, он не перестал быть просто ребенком. Важно продолжать интересоваться, понравился ли ему новый фильм, чем занимались в секции/кружке, как живут его друзья (не с целью выяснить, кто лучше учится), что его удивило, порадовало, расстроило.

Совместное времяпрепровождение не должно сводиться к проверке домашнего задания. Здорово прогуляться вместе, почитать перед сном, как раньше, когда ребенок ходил в детский сад, поиграть в его любимый настольный футбол.

Говорите ребенку о своих чувствах

Даже если пытаться скрыть весь ураган страстей, который бушует внутри при виде нелепых ошибок в тетради, ребенок все равно почувствует, что мама им недовольна. И сделает свои выводы, которые не соответствуют действительности. Не секрет, что дети склонны брать на себя вину за состояние родителей.

Не стоит врать, что вам все равно. Видно, что это не так: по мимике, жестам, ноткам разочарования и раздражения в голосе. Лучше признаться, что вам тоже непросто, и попросить о помощи. Родители не боги и могут иметь свои слабости.

Я сказала примерно следующее: «Я люблю тебя так же сильно, как и раньше. Знаю, что я очень эмоциональна, и иногда мне трудно сдержаться. Я переживаю из-за наших ссор, как и ты. Они мне доставляют боль. К сожалению, я не знаю, как это исправить. Помоги мне. Давай подумаем вместе».

После этого мы договорились с сыном, что за уроки он садится не позже четырех часов, потому что вечером плохо соображает, и если мне все-таки приходится напоминать ему, то не больше двух раз.

Говорить об этом надо не в сердцах, не в разгар выяснения отношения, а когда все успокоятся. Можно предварительно записать на бумаге и отрепетировать доброжелательный тон. Ведь восприятие сказанного зависит не столько от содержания, сколько от интонации.

Ищите нестандартные методы обучения

Младшие школьники любят играть. А вот внутренняя мотивация к учебе может быть не вполне развита.

Я попробовала применить игровой подход к занятиям, чтобы избежать скучного «потому что надо». Сочиняла забавные диктанты про приключения его любимых героев, составляла абсурдные предложения типа «Баба-Яга назначена дежурной в классе». Сын был в восторге. Я позаимствовала этот веселый подход у К.И. Чуковского. Именно так он учил иностранному языку своих детей, предлагая перевести предложения-путаницы.

Мы также менялись ролями, по сути играли «в школу». Сын диктовал мне словарные слова, давал задания по разбору предложений из учебника. Мои работы он проверял внимательнее, чем свои, и незаметно усваивал материал. Как же приятно было находить многочисленные мамины ошибки и ставить двойки! Во время таких уроков я вела себя, как настоящая «плохая ученица»: спорила, канючила, что устала и т.д.